Контакты
 ICQ: 317793623   +7 (495) 66-29-809 (многоканальный), +7 (901) 533-58-41
RU   EN    
 
ПРОДАЖА ПРИЦЕПОВ МАШИНЫ КОНЕВОЗКИ ФАРКОПЫ ЗАПЧАСТИ ДЛЯ ПРИЦЕПОВ АРЕНДА ПРИЦЕПОВ ПЕРЕВОЗКА ЛОШАДЕЙ



Породы лошадей

ОРЛОВСКАЯ РЫСИСТАЯ ПОРОДА ЛОШАДЕЙ (Orlov Trotter)

ОРЛОВСКАЯ РЫСИСТАЯ ПОРОДА ЛОШАДЕЙ (Orlov Trotter)

Фотографии: [1][2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10]

Происхождение: Россия

Масть: серая, гнедая, вороная

Высота холки: 1,55 - 1,70 м

Использование: бега, упряжка

 

Орловский рысак - символ русского коннозаводства, его гордость и слава. Его создание - образец смелости, целеустремленности и грамотной селекции. По словам профессора В.О.Витта, «более раннего примера практики такого разведения мы не в состоянии привести из истории какой-либо другой породы животных в странах Европы и Америки».

Царствование императрицы Екатерины II - один из самых значительных периодов в истории России. Талантливейшими соратниками царицы, сыгравшими неоценимую роль в возведении ее на трон, были братья Орловы. Среди них разносторонними дарованиями отличался Алексей Орлов. Блестящий кавалерийский офицер, он сумел с небольшой эскадрой разгромить в Чесменской бухте мощный турецкий флот, что положило конец многолетней войне и позволило России заключить выгодный мир. За эту победу Орлов получил титул Чесменского. Выйдя в отставку, он устремил свою нескончаемую энергию на коннозаводство. Граф видел, что в России по существу не было заводских конских пород, лошади были большей частью мелкие и слабосильные, а завозные европейские породы, рослые и массивные, не отличались ни живым темпераментом, ни выносливостью, ни приспособленностью к суровому российскому климату. Орлов решил вывести породу упряжных лошадей, которых отличали бы не только рост и красота, но и резвость и сила.

Решение поставленной задачи Алексей Орлов начал со строительства нового конного завода при селе Хреновом в воронежских степях. Этот завод, спроектированный и построенный в конце семидесятых годов XVIII века по проекту архитектора Жилярди, стал не только крупнейшим в России, но и обеспечивал отличные условия содержания, выращивания и тренинга лошадей. Хреновской конный завод и сегодня поражает своим величием и размахом, оставаясь подлинным шедевром отечественной архитектуры.

Переведя своих лошадей, собранных по всей Европе и Востоку, из подмосковного села Остров в новый завод, Орлов-Чесменский стал искать варианты скрещиваний, которые могли бы дать нужные результаты. Эти качества Орлов предполагал получить при скрещивании с арабскими лошадьми, чьи достоинства он оценил еще в годы своей ратной деятельности. После победы при Чесме граф Орлов купил в Турции за большие по тем временам деньги замечательного снежно-белого арабского жеребца, поименованного им Сметанкой. Больше года военный отряд вел Сметанку в поводу по Восточной Европе в конный завод в Острове. Однако заводская карьера Сметанки была недолгой: дав в ставке 1778 года четырех сыновей и одну дочь, жеребец пал по не вполне ясным причинам. Но судьба не оставила Орлова своим вниманием: все четыре сына Сметанки оказались интересными для племенной работы. Особенно хорош был серый жеребец Полкан, полученный от буланой датской кобылы (очевидно, из Фредериксборгского королевского конного завода). Полкан по своим формам в большой мере удовлетворял целям работы, однако еще не обладал достаточно производительными движениями на рыси. Тогда Орлов обратился к скрещиваниям с голландскими кобылами. Голландские (фризские) лошади имели много недостатков, но славились хорошей рысью.

В 1784 году от Полкана и голландской кобылы родился серый жеребец Барс. Крупный, хорошо сложенный, с ярко выраженными упряжными формами и к тому же обладавший устойчивой резвой рысью, он вполне соответствовал поставленной цели. Барса широко использовали в разведении: он стоял в заводе производителем с 1791 по 1808 год.

Орлов, а затем и его ближайший сподвижник, крепостной Василий Шишкин, не только использовали достижения ведущих европейских животноводов, но и разрабатывали и смело применяли собственные приемы племенной работы и технологии разведения. Не найдя второго близкого по качествам к Барсу жеребца, Орлов сумел всю породу повести от одного родоначальника. Простое повторение арабо-датско-голландского комплекса, которое дало целый ряд отличных лошадей, не стало основным при создании рысистой породы. В скрещиваниях с Барсом и его сыновьями были использованы кобылы самых разных пород и их помеси: чистокровные верховые, мекленбургские, английские рысистые (видимо, норфолькские) и другие. Это расширило генофонд и дало возможность избежать отрицательных последствий инбридинга на родоначальника.

Орлов нашел верный путь - создал самостоятельные, генетически и фенотипически разные линии сыновей Барса. Первые линии в породе образовали Добрый, Любезный, Лебедь, Безымянка, Усан и Похвальный. При формировании линий использовались различные методы разведения, в том числе и родственные спаривания, а также повторное прилитие голландской или арабской крови. Вносились в породу и новые крови, в частности через потомков чалого бухарского иноходца и белого рысистого жеребца из Англии. Но новых линий, не восходящих к Барсу, в заводе не создавалось.

Одновременно шел жесткий отбор маток по типу и особенно по способностям к производительной рыси. Испытаниям молодняка Орлов придавал особое значение: они были разносторонними и выявляли действительно лучших лошадей. Подготовленные в Хреновском заводе лошади своим ходом проходили шестьсот верст до Москвы, последние 18 верст от Острова до Москвы бежали резвой рысью. Испытания проводились в основном зимой по замерзшей реке Москве. Орлов требовал от лошадей и резвостной выносливости - способности пробегать 18-20 верст устойчивой, производительной рысью.

Вся технология коннозаводской работы в Хреновом была направлена на развитие у лошадей крепости конституции и неприхотливости. Матки содержались в холодных сараях, получали преимущественно грубый корм - овес скармливали необмолоченным, в снопах.

Еще одной особенностью работы Орлова над созданием рысистой породы было и то, что с первых скрещиваний и до конца своих дней он не продал из Хреновского завода ни одного жеребца - их перед продажей кастрировали. Даже в своем завещании Орлов наказал сохранить этот порядок. Тем самым всю грандиозную работу по созданию новой породы он брал на себя, не доверяя участие в ней в большинстве своем малограмотным в вопросах селекции российским коннозаводчикам.

После смерти графа Алексея Орлова в 1809 году работу продолжил Василий Шишкин. Он стал обращать большее внимание на экстерьер, нарядность орловцев. Именно в этот период в породе появляются лошади, блестящие по своим формам, вызывавшие восхищение у современников. При Шишкине в Хреновском заводе снова появились голландские кобылы: в скрещивании с ними он видел возможность увеличения роста орловских рысаков и освежения их крови.

Хреновое после Орлова и Шишкина.  В 1831 году Шишкину, тогда уже получившему вольную, пришлось уйти из Хренового. Дочь Алексея Орлова Анна, унаследовавшая Хреновое, весьма неудачно выбирала управляющих, и руководство заводом перешло в руки малокомпетентных, а порой и недобросовестных людей. Началась массовая продажа ценного племенного материала, в племенной работе использовались лишь межлинейные кроссы, постепенно стиравшие четкую генеалогическую структуру породы.

Отрицательные последствия этого периода могли оказаться для орловской породы необратимыми, если бы к этому времени уже не существовало других частных рысистых конных заводов. Лучшим среди них был завод все того же Шишкина - он сумел еще при жизни Орлова завести на своем хуторе несколько ценных кобыл и в итоге создал небольшой, но прекрасный по составу конный завод. Из этого завода впоследствии вышло немало первоклассных лошадей, оставивших в орловской породе большой след - таких, как первый официальный рекордист породы Бычок.

В середине XIX века орловская рысистая порода прочно вошла в российскую жизнь. Многочисленные частные заводы вели дело уже вполне грамотно, и их лошади стали успешно конкурировать с хреновскими рысаками. Лучшие конные заводы были у В.П.Воейкова, В.П.Охотникова, Н.И.Тулинова, И.Д.Ознобишина и Н.П.Малютина. Порода стала популярной и все шире использовалась как выездная и извозчичья лошадь в городах, как транспортная в длительных поездках, как улучшатель сельскохозяйственных лошадей, для чего орловские рысаки в больших количествах закупались государством для заводских конюшен.

В 1845 году Анна Алексеевна Орлова продала Хреновской конный завод государству. Дела в заводе в это время были расстроены, и дальнейшее его пребывание в частных руках угрожало его существованию. Рысистое отделение пришло в упадок: ведь регулярные тренировки и испытания рысаков прекратились, к тому же завод замкнулся на собственном племенном материале - в разведение не брали даже лучших орловцев, если они были рождены вне хреновских стен.

Главным управляющим завода был назначен В.П.Воейков, один из наиболее талантливых русских коннозаводчиков. За пять лет управления заводом он немало сделал для восстановления пошатнувшегося престижа Хренового, но не успел сильно изменить состояние рысистого отделения. После Воейкова эту должность занимали люди далеко не столь богатые опытом и знаниями, неспособные поднять завод на новый уровень, а с ним и славу колыбели орловского рысака. К моменту поступления в казну племенной состав рысистого отделения завода был еще весьма ценным, но неквалифицированное руководство в последующие годы привело к тому, что Хреновое стало лишь символом орловского дела, почти не сохранив его сущности.

Эта проблема на все лады обсуждалась русской коневодческой общественностью, и в 1881 году наконец последовали коренные изменения в деятельности завода. Из него вывели лошадей верховых пород, значительно улучшили условия содержания и допустили к использованию жеребцов, рожденных в других заводах. Были возобновлены тренинг и рысистые испытания лучшей части молодняка. Этому в значительной мере способствовало открытие в заводе в 1882 году школы наездников. Важное значение имело получение в дар от В.П.Охотникова большой партии орловских рысаков его завода, где сохранялись чистые шишкинские линии.

Орловцы и «американцы»: начало противостояния.    В 1877 году на ипподромах России появился тотализатор, и направление работы с орловским рысаком стало заметно меняться. Все больше заводчиков теперь стремились получить резвую призовую лошадь. Многие из них добивались этого, сохраняя и ценные упряжные качества. Здесь в первую очередь надо отметить Н.П.Малютина. Используя в основном племенной материал завода Тулинова, он вывел отличных породных орловских лошадей. Но уже в эти годы наметилось противоречие между двумя целями разведения. Стало ясно, что массивные, костистые, растянутые лошади с пышными формами в большинстве своем уступают в резвости сухим, облегченным, скороспелым - правда, последние не имеют большой ценности для практического использования.

Орловский рысак еще уверенно доминировал на ипподромах Европы, однако его уже "доставал" рысак американский. Интересы бегового спорта побуждали русских коннозаводчиков вести селекцию, ориентируясь в основном на резвость. В России стали появляться американские рысаки, началось их скрещивание с орловцами. Оно носило стихийный характер и зачастую не давало никаких положительных результатов, но лед тронулся: рысистое коннозаводство страны стало меняться.

В конце столетия это вызвало бури споров на всех уровнях. В защиту чистоты отечественной породы выступали видные ученые, государственные и общественные деятели. Но финишный столб оставался основным аргументом в этих спорах: все больше заводов в погоне за возросшими призовыми суммами переходили на путь скрещивания. В своем выступлении на съезде коннозаводчиков в 1910 году выдающийся русский ученый-зоотехник П.Н.Кулешов с горечью сказал: "В то время как мы в России стремимся к ликвидации крупной, нарядной и достаточно быстрой упряжной лошади, стараясь заменить ее, при содействии наших тотализаторов и ипподромов, рысаком более мелким и менее красивым, американское правительство принимает меры к выведению таких лошадей, которым вполне отвечали и теперь еще отвечают представители нашего орловского рысака".

Действительно, российскому коннозаводству было что терять. Несмотря на отдельные ошибки и упущения в работе с породой, орловский рысак к началу XX столетия был, безусловно, лучшей легкоупряжной лошадью, устойчиво сохраняя производительную рысь, нарядные формы, живой темперамент и отдатливость в работе. Орловские рысаки были удостоены высших наград на Всемирных конских выставках в Париже в 1867 и 1890 годах и в Чикаго в 1893 году. Главный эксперт чикагской выставки в своем отзыве о группе орловских рысаков писал: "Они выражают такую удивительную красоту головы, шеи и корпуса, обнаруживают такую резвость и выносливость, что без всякого сомнения должны быть признаны желательным прибавлением к конскому материалу любой страны".

Советское время.   Лихолетье революционных событий и гражданской войны нанесло российскому коневодству тяжелейший урон. Восстановление коннозаводства началось в 1920 году. Уцелевшие орловские рысаки были собраны в два конных завода - Хреновской и Ново-Томниковский (Тамбовской губернии). Скрещивание их с американскими рысаками было решительно прекращено, и породу стали разводить только в чистоте. Особое внимание при разведении начали уделять промерам, выраженности упряжного типа и дельности лошадей. Это давало возможность широко использовать орловцев в улучшении так нужной стране крестьянской лошади. К началу тридцатых годов к работе с орловской породой подключились Московский, Пермский и Дубровский (на Украине) конные заводы. Заметно расширился производящий состав, в результате плановой работы удалось вновь создать четкую генеалогическую структуру из мужских линий и маточных семейств. Ведущее место в породе стали занимать линии Воина, Ловчего, Барчука, Ветерка и Эльборуса. Увеличение ипподромных испытаний позволило значительно повысить резвость рысаков.

В середине тридцатых годов на дорожках Московского и других ипподромов появляются замечательные орловцы, совмещающие яркий тип породы и выдающуюся резвость. Лучшие среди них - Улов и Пилот: показанная ими резвость была намного выше рекордов феноменального Крепыша. Значительно повысилась и дистанционность: жеребец Бравурный (Улов-Бандура) показал на дистанции 6400 м резвость 9 мин 17 сек.

Перед Великой Отечественной войной орловская порода достигла своего наибольшего расцвета. Для обеспечения колоссальных запросов армии и народного хозяйства выращивались десятки тысяч породных лошадей, среди которых особым спросом пользовались орловские рысаки густого типа. Восстановление разрушенного войной хозяйства страны также потребовало резкого увеличения числа рабочих лошадей. И вновь среди улучшающих пород ведущее место было отведено орловскому рысаку. Преимущества лошадей этой породы были не только в универсальности и высокой резвости - орловцы отлично акклиматизировались в самых различных зонах страны от Архангельской области до предгорных районов Киргизии и Дальнего Востока. Даже в пятидесятые годы, когда было принято решение о резком сокращении коневодства и ценные племенные лошади партиями шли на мясокомбинаты, существенного снижения объемов разведения орловского рысака не произошло.

Однако за спиной орловца все время шел его основной ипподромный конкурент - русский рысак, созданный в советские годы путем консолидации орлово-американских помесей. Резвость русского рысака, которого не использовали как улучшателя рабочей лошади, росла заметно быстрее. В начале шестидесятых годов к русскому рысаку вновь стали приливать американскую кровь, что обеспечило полное превосходство русских рысаков на призовой дорожке. Одновременно в сельском хозяйстве с ростом механизации стала заметно снижаться роль рабочей лошади, и потребность в жеребцах-улучшателях сильно сократилась.

Перед селекционерами встала непростая задача - найти оптимальный путь развития старейшей отечественной породы. Выдвижение резвости на первый план грозило потерей упряжного типа и других ценных качеств, да и погоня за русским рысаком была малоперспективной. Разведение крупной, нарядной выездной лошади с производительными движениями в 1970-80-е годы еще не имело под собой достаточной основы. Было решено вести разностороннюю селекцию, уделяя больше внимания резвости.

Такой подход давал отдельные положительные результаты. В 1966 году в Дубровском конном заводе родился феноменальный Пион (Отклик-Приданница). Обладая ярким типом породы и правильным экстерьером, он сумел достичь двухминутной резвости на дистанции 1600 метров. Но он был исключением: лучшие по резвости орловцы часто уклонялись от типа породы, были облегченными, беднокостными. Один из резвейших орловцев, серый Иппик (Персид-Ифигения) - лошадь высоконогая, бедногрудая, малотипичная. Уникальный по резвости Ковбой (Блокпост-Крутизна) также грубоват, без свойственного орловским лошадям рисунка.

Орловский рысак сегодня: быть или не быть?     С началом перехода страны на рыночные отношения положение коннозаводства значительно ухудшилось. Спрос на племенных лошадей упал, реализационные цены теперь не всегда покрывали издержки производства. У многих конных заводов орловского направления появились значительные трудности. Сократились объемы испытаний, в некоторых заводах они прекратились вовсе. Все это сказалось и на количественных, а главное, на качественных показателях породы. Маточный состав породы сократился до 700 кобыл, значительная часть молодняка не выдерживает требований шкалы развития, снизилась оценка за тип, резвость не прогрессирует. Усугубляет трудности и сужение генетического разнообразия из-за широкого распространения новой линии Пиона при резком сокращении доли других, не столь резвых линий. Стало ясно - орловского рысака надо спасать.

По инициативе специалистов ежегодно стали проводиться конференции по орловской породе: участники обсуждали состояние породы и искали пути выхода из кризиса. Определенные положительные результаты дало увеличение числа закрытых (разыгрывающихся только для орловцев) призов, повышение их стоимости, проведение чемпионатов с выводками и поощрением лучших по типу лошадей. Но в целом это мало изменило ситуацию - орловская рысистая порода продолжает оставаться на грани деградации, и в настоящее время для ее сохранения нужны кардинальные меры.

Породу не сохранишь только призывами и лозунгами о великом национальном достоянии. Нужен энергичный и целенаправленный поиск достойного места орловского рысака в современном народном хозяйстве и спорте. Резвостные показатели породы достигли своего оптимального выражения, и на сегодня вполне достаточно установить нижние их границы для допуска лошадей к племенному разведению, не требуя достижения рекордов. Это позволит сосредоточиться на сохранении индивидуальности породы. Каковы возможные варианты использования орловских лошадей? Прежде всего, это троечная езда в различных ее вариантах, бега для лошадей старшего возраста в русской упряжи на длинные дистанции, наконец, драйвинг - в этом виде спорта орловцы вполне конкурентоспособны даже на международном уровне. Упряжка орловцев нарядна и эффектна, для нее можно найти достойное применение - выезды и элитарный прокат, в том числе и туристический. Не стоит отказываться и от использования орловских рысаков как улучшателей рабочих лошадей.

Ежегодно проводимые Всероссийские соревнования рысистых лошадей, на которые Министерством сельского хозяйства выделяются значительные средства, ровным счетом ничего не дают коннозаводству, поскольку эти лошади и без того активно участвуют в бегах, и еще одно выступление ничего не прибавляет к их селекционной характеристике. Эти средства работали бы эффективнее, если направить их на развитие драйвинга или испытаний троек. И почему бы не увеличить дотации на разведение орловских рысаков за счет менее значимых для отечественного коневодства пород - например, русского рысака? Возможны и более решительные шаги, вплоть до выкупа государством лучшей части молодняка и полноценного ее выращивания с последующим рациональным размещением и использованием.

Судьба породы в руках людей, и им следует осознать эту ответственность.

 Соперничество с американскими рысаками и метисами, улучшение технологии тренинга и испытаний сопровождались существенным прогрессом резвости орловского рысака. Последним дореволюционным рекордистом стал феноменальный Крепыш - "лошадь столетия". Этот серый великан, родившийся в 1904 году в заводе И.Г.Афанасьева от Громадного и Кокетки, вошел в историю не только как резвейшая лошадь России и победитель в

55 призах, но и как истинный защитник своей породы, доказавший ее способность успешно конкурировать на ипподромах с метисами и американцами. Короткая заводская карьера Крепыша и его нелепая гибель при погрузке в железнодорожный вагон были тяжелейшей утратой для всего коннозаводства России.

Орловская рысистая порода имела огромное значение для развития всего коневодства России и участвовала в формировании иностранных пород. В 1907 году более шестидесяти процентов всех конных заводов страны, а их число тогда достигало 5962, разводило орловских рысаков. Они составляли большую часть и среди жеребцов государственных заводских конюшен, оказывая огромное улучшающее влияние на массовое коневодство во всех регионах империи. С использованием массивных орловцев в Воронежской губернии была выведена порода тяжелых лошадей - битюгов. В Эстонии орловцы применялись при выведении торийской породы. Велико было влияние орловцев и на рысистое коневодство многих стран Европы. Крупные партии орловских лошадей вывозились во Францию, Бельгию, Италию и Австрию уже начиная с 1860 года. Несколько позже они стали поступать в Германию, Швецию и Голландию, способствуя развитию в этих странах рысистого коневодства. Не последнюю роль сыграл орловский рысак и при создании французской рысистой породы, в первый том племенной книги которой записано 20 жеребцов и 43 кобылы орловской рысистой породы.

Орловский рысак - старейшая и красивейшая из существующих ныне специализированных рысистых пород. Она создавалась как бы на стыке двух эпох, соединив в себе лучшие черты их представителей: величественную красоту старинных европейских пород и унаследованные от восточных предков сухость, резвость, дельность лошадей нового типа. Это рослая (в среднем около 160-165 см в холке), достаточно массивная и одновременно сухая лошадь с развитыми упряжными формами. Голова у орловца достаточно крупная, с удлиненной лицевой частью и характерным профилем: слегка выпуклая в нижней части лба и в носу и вогнутая ниже переносицы. Особую выразительность придают ей большие живые глаза и подвижные длинные уши. Шея относительно длинная, в меру широкая, с красивым изгибом и развитым гребнем. Корпус широкий и глубокий, с округлыми формами, ноги длинные, костистые, с крупными копытами. Грива и хвост густые и длинные, на ногах небольшие и негрубые щетки. Наиболее типичная масть, которую имеют около половины всех орловских рысаков - серая, в молодости часто в красивых крупных яблоках. Много также вороных и гнедых (примерно по 20-25%), изредка встречаются рыжие.

В резвости орловец уступает более специализированным американскому, французскому и русскому рысакам, хотя и здесь он имеет большие резервы: абсолютный рекорд для рожденных в России рысистых лошадей всех пород - 1 мин 57,2 сек - принадлежит орловцу Ковбою. Орловцы сравнительно позднеспелы и лучшую резвость часто показывают в 3-4 года. Но эта порода обладает качествами не менее ценными, чем резвость: выносливостью, силой, плодовитостью, долголетием, большими способностями к акклиматизации, которые позволили орловскому рысаку стать самым распространенным улучшателем массового коневодства.

ИсточникКонный мир №6 2001г., Парфенов В.
ПОРОДА, ПЕРЕВОЗИМАЯ МОСКОВСКИМ ОБЪЕДИНЕНИЕМ КОНЕПЕРЕВОЗЧИКОВ

назад

Предлагаем обмен FLASH-банерами. info@konevoz.ru



    Фаркопы: продажа и установка
    Фаркоп-Прицеп-Продажа ТСУ
    Яндекс цитирования konevoz.ru Rambler's Top100 Лошади и конный спорт Московское Объединение Конеперевозчиков